Артем долецкий алена долецкая


Но ласкаю себя мыслью, а может, тут всё не так просто? Может, там, как у Де Костера, «Пепел Клааса стучит в моем сердце?» Может, моя английская прабабушка Хедвиг Хайтон сказать что хочет?

С Хедвиг какая история была. Живёт она себе поживает в 1900-х годах то ли в Сассексе, то ли в Саффолке со своим мужем, лордом Хайтоном. Рожает леди Хедвиг Хайтон двоих детей, ухаживает за розами, следит за регулярным цветением трёхметровых рододендронов и принимает вечером друзей мужа. Заезжает к ним как-то погостить коллега по бизнесу лорда Хайтона, успешный предприниматель-золотодобытчик, поляк дворянских кровей Станислав Станевич. Как говорит семейное предание, красоты, обаяния, яркости и безбашенности необыкновенной… И – влюбляется в прабабушку, а она, ох, – в него.

Артем долецкий алена долецкая

В 2009 году снялась в эпизодической роли в киноновелле «Поцелуй креветки» из киноальманаха «Короткое замыкание».В 2011 году Долецкая возглавила российский журнал Interview, который в 1969 году был основан Энди Уорхолом. Первый номер журнала в России вышел в начале декабря 2011 года.
Одновременно с российским Interview Алёна руководит его выпуском в Германии с 2012 года.

В апреле 2011 года Алёна Долецкая стала лицом рекламной кампании ювелирного дома Alexander Arne. Она представила коллекцию украшений «Страсть», созданную дизайнером-ювелиром Алексеем Барсуковым.
Долецкая занимается поддержкой детского благотворительного фонда «Северная корона».

Личная жизнь Алены Долецкой

Мужем Алёны Долецкой был посол СССР в Ботсване и ведущий эксперт по Южной Африке — Борис Рубенович Асоян, который в 1992 году совершил самоубийство при невыясненных обстоятельствах.

Важноimportant
Вы согласны, что Россия – женская страна?

А.ДОЛЕЦКАЯ: Да.

В.ПОЗНЕР: То есть страна сильных женщин и не очень сильных мужчин?

А.ДОЛЕЦКАЯ: Пожалуй.

В.ПОЗНЕР: Когда женщина занимает пост, где она обязана принимать серьезные решения и отвечать за них, не обрекает ли она себя на одиночество в плане личной жизни?

А.ДОЛЕЦКАЯ: Не непременно. Совсем не непременно.

В.ПОЗНЕР: Не обязательно?

А.ДОЛЕЦКАЯ: Не обязательно.

В.ПОЗНЕР: “Я живу сегодняшним моментом, я наслаждаюсь ровно настолько, насколько им можно наслаждаться или переживать, Истинность в конкретном данном моменте.


Если ты ее профукаешь в данный момент, то про завтра уже не интересно, а про вчера тем более”. Так и живете?

А.ДОЛЕЦКАЯ: Так и живу.

Артем долецкий алена долецкая инстаграм

Если не жестокая, то жесткая, со своими очень жесткими системами контроля. И уже влезать туда нельзя. То же самое произошло в моде – мода превратилась в такую же жесткую машину.

В.ПОЗНЕР: Это бизнес?

А.ДОЛЕЦКАЯ: Это колоссальный бизнес.

Инфоinfo
Это большой бизнес. И, в частности, владелец одного из крупнейших модных конгломератов LVMH Бернар Арно, наверное, второй или третий самый богатый человек Франции. Не случайно, как вы понимаете. Поэтому, когда бизнес строится так точно, жестко и внятно, людям что остается делать? Строиться.

Вниманиеattention
Вот они и строятся. Сказали “сиреневое” – побежали за сиреневым. Кроме того, что еще очень интересно в России. Это то, что вы замечаете в России, поскольку вы выходите в свет и много видите сами.

В Россию большая мода, будем говорить, пришла довольно поздно. И страна с такой молодостью и рьяностью юношей и девушек набросилась на нее.

Хотя жаль.

В.ПОЗНЕР: Конечно, жаль. Я с некоторым удивлением узнал, что у вас есть некоторая ностальгия по СССР. Сейчас я вам скажу, о чем речь. Вы дочь родителей врагов народа, да? И вы говорите так: “Мне нравилось, когда мы были большие.

Очень. Мы все. И конечно, да, есть ностальгия по этой невероятной доброжелательности и взаимоприятию людей, родной язык которых был разный”. Но это была империя, вы же понимаете?

А.ДОЛЕЦКАЯ: Да, конечно.

В.ПОЗНЕР: И все-таки некоторая ностальгия по этому у вас есть.

Вот это меня удивляет. Объясните, пожалуйста.

А.ДОЛЕЦКАЯ: Ну как? Смотрите. В детстве мы с родителями пересекали сотни километров, из Москвы ездили в Грузию, ездили в Армению, ездили в Прибалтику.

Очень много ездили. И везде находили каких-то удивительных людей, знакомились с изумительными и профессионалами, и, естественно, людьми культуры.

Помните этот анекдот про военного, который говорит: “Если вы такие умные, чего вы строем-то не ходите?”

В.ПОЗНЕР: Ну да.

А.ДОЛЕЦКАЯ: Что произошло? Ведь в моде когда-то давно, до нашего рождения, были дизайнеры, создатели, которых можно было пересчитать на пальцах одной руки, даже не двух. И эти люди создавали что-то необычайно яркое, что надеть могли лишь только избранные.

Это были люди в ярком свете той светской жизни, когда был очень молодой Ив Сен-Лоран или Скиапирелли. Это были единичные случаи таких прорвавшихся лидеров.
Потом индустрия закрутила свою машину. Собственно говоря, точно так же, как в нефти, да? Каких-то 150 лет назад любой ковбой в Техасе мог делать дырку, и все понеслось, и все отлично.

В.ПОЗНЕР: Ну, если повезло.

А.ДОЛЕЦКАЯ: Если повезло, да. А сейчас это жестокая машина.

Муж — Борис Асоян (1945–1992), советский дипломат, историк-африканист, кандидат исторических наук.

Муж — Лев Маратович Карахан (Вайнтрауб)[11]

Библиография[править | править код]

Библиография Алёны Долецкой представлена следующими книгами:

  • Утро. 50 завтраков — М.: КоЛибри, 2013. — 144 с.
  • Воскресные обеды — М.: КоЛибри, 2014. — 144 с.
  • Про варенье — М.: КоЛибри, 2016. — 112 с.
  • Не жизнь, а сказка — М.: КоЛибри, 2017. — 320 с.

Озвучивание[править | править код]

Аудиокниги[править | править код]

  • Алёна Долецкая. Не жизнь, а сказка — М.: Азбука-Аттикус, 2018. — 9 ч. 45 мин.
  • Владимир Гуриев. Очень простое открытие. Как превращать возможности в проблемы — М.: Storytel, 2018. — 7 ч. 16 мин.
  • Элизабет Гилберт. Город женщин. М.: Storytel, 2019. — 14 ч.

А потом начинаются странности для меня. Вы работаете консультантом у De Beers. De Beers – компания №1 в области бриллиантов, их добычи, их продажи, промышленного производства и так далее.
De Beers находится в ЮАР. И вы были в ЮАР?

А.ДОЛЕЦКАЯ: А как же.

В.ПОЗНЕР: А как вы туда попали?

А.ДОЛЕЦКАЯ: История очень простая. Вначале, когда De Beers не имела представительства в России, они сделали инвестицию и сделали уникальную, с моей точки зрения и с культурологической точки зрения, выставку про историю отношений России и Южной Африки.
Для этого им нужно было много собрать материала, так сказать, спродюсировать весь проект, собрать его, чем я, собственно, с удовольствием и занялась. И выставка вначале проходила в Претории в Южной Африке, потом в Кейптауне, поскольку там штаб-квартира господина Оппенгеймера.

В 2011 году запускает журнал Interview в России и Германии — в обоих изданиях Долецкая являлась главным редактором до декабря 2016 года[4].

В 2012 году записывает 75 авторских программ «Завтраки с Аленой Долецкой»[5] на телеканале «Дождь», в 2013 году выпускает авторскую программу под названием «Вечер с Долецкой»[6]. Является закадровым голосом на «Дожде». В 2013, 2014 и 2016 году вышли три кулинарные книги Долецкой: «Утро.

50 завтраков», «Воскресные обеды» и «Про варенье». В 2017 году вышла книга «Не жизнь, а сказка», являющаяся сборником автобиографических историй.

С 2018 года Долецкая стала креативным консультантом генерального директора Третьяковской галереи Зельфиры Трегуловой[7][8]. В этом же году стало известно, что Алёна Долецкая открыла креативное агентство AsD[9].

Ваша мать Кира Владимировна Даниель-Бек была выдающимся хирургом, онкологом. Фигурирует еще человек в вашей биографии Лола Геннадьевна Долецкая, “мачеха” написано (я читал).

Это что означает? Что ваши родители разошлись?

А.ДОЛЕЦКАЯ: Нет. Мама умерла, и где-то, наверное, лет через пять отец принял решение жениться на Лоле Геннадьевне.

В.ПОЗНЕР: В одном интервью вы так сказали: “В моей жизни было много потрясений, и личных в том числе.

Я долго переживала некоторые моменты своей жизни. И у меня были тяжелые моменты. Но нашелся человек, который смог подчинить себе Долецкую.

И я ему бесконечно благодарна”.

Я вас не хочу ловить на слове, но вынужден спросить: “А у вас есть не богатые друзья, которыми вы тоже гордитесь?”

А.ДОЛЕЦКАЯ: Еще бы! Конечно! Я должна вас, наверное, огорчить: их, наверное, больше. Но, опять же, в контексте это, может быть, как-то звучало иначе.

Что значит “богатый”? Понимаете, это очень относительное определение.

В.ПОЗНЕР: Ну, много денег это значит.

А.ДОЛЕЦКАЯ: Много денег. У вас много денег?

В.ПОЗНЕР: У меня? По сравнению с кем?

А.ДОЛЕЦКАЯ: Ну, со мной.

В.ПОЗНЕР: Я думаю, что нет.

По сравнению с Прохоровым у меня их очень мало. По сравнению со многими другими, с большинством граждан России, наверное, много.

А.ДОЛЕЦКАЯ: Вот и все. И если вам зададут вопрос: “Владимир Владимирович, вы богатый человек?”, – вы скажете: “Да”.

В.ПОЗНЕР: Я не знаю, я подумаю еще, что сказать. Ладно. Все-таки к этой теме боком.

Думаю, что нет.

В.ПОЗНЕР: Хорошо. Значит, так. Ваш дед Яков Долецкий – директор РОСТА, прообраза ТАСС. Застрелился в 1937 году, когда узнал, что его арестуют.

А.ДОЛЕЦКАЯ: Его, собственно, и арестовали через 5 минут после расстрела.

В.ПОЗНЕР: Пришли, но уже он был мертв.

Его жена, ваша бабушка, отсидела 17 лет в лагерях. Вы родились в 1955 году. Значит, уже Сталина не было, когда вы росли. В вашей семье вообще говорили о деде, обо всей этой истории, о бабушке? И если говорили, это как-то на вас подействовало или нет?

А.ДОЛЕЦКАЯ: Колоссально. Говорили. В основном спрашивала, конечно, я, потому что меня бесконечно разбирало любопытство. В частности, в том контексте, что тема запрета возникала в семье довольно часто: “Здесь надо быть осторожнее, здесь не надо об этом говорить, здесь не надо вылезать”.

Мне казалось, что это было как-то очень здорово, очень правильно и очень, знаете, легко.

В.ПОЗНЕР: Но как вы объясняете тот факт, что это все так быстро и легко развалилось и, по сути дела, все эти бывшие республики в своем подавляющем большинстве абсолютно не желают возвращаться в то состояние? Очевидно, им казалось не так все здорово, как казалось вам, представителю все-таки главенствующей нации. Нет?

А.ДОЛЕЦКАЯ: Не думаю, Владимир Владимирович. Я думаю, что в раздевалочке что-то другое испортилось.

В.ПОЗНЕР: Может быть. Вы много ездите. Очень много. Вообще вы не пытались посчитать, сколько дней в году вы здесь и где-нибудь еще там? 50 на 50 получается примерно?

А.ДОЛЕЦКАЯ: Да, 50 на 50.

В.ПОЗНЕР: Примерно так.

Не проходит номер.

Эти сказки-байки благодаря моим друзьям обросли первородными запахами и оттенками. Ритуал стал частью дачной магии.

Неожиданно я поняла, что этих историй собралось много, а главное – что у меня появилась возможность не рассказывать в сорок пятый раз одну и ту же сказку-байку. И получше вспомнить полузабытые. Совсем не всегда разухабисто смешные, иногда страшные и грустные, но зато настоящие. Я решила их записать.

Даты – моё слабое место, так что хроники века не ждите.

В народных сказках, которые я читаю до сих пор, помимо разнообразной мудрости, всегда есть превращения и преображения. Сидела лягушкой в углу, ударилась оземь и обернулась Василисой Премудрой. Тыква превращается в карету, чудище – в принца. Вот и я вам расскажу про свои превращения, иногда волшебные, иногда не очень. Но зато никакой лжи, никаких намёков.

Алёна Долецкая Имя при рождении Елена Станиславовна Долецкая Дата рождения 10 января 1955(1955-01-10) (64 года) Место рождения

  • Москва, СССР

Страна

  • СССР
  • Россия

Род деятельности модный журналист, редактор, переводчик Отец Станислав Долецкий Мать Кира Даниель-Бек Пирумян Супруг Борис Асоян

Алёна (Еле́на) Станисла́вовна Доле́цкая (10 января 1955, Москва, СССР) — российская журналистка, переводчица, главный редактор журналов Interview Russia c момента его запуска в декабре 2011 года и Interview Germany, главный редактор Vogue Russia с 1998 по 2010 год. Член жюри национальной премии «Большая книга» с 2006 года.

И не только из Петербурга или из Нижнего, а из Нью-Йорка, где они получили свое образование”. Так как же? Валить или не валить?

А.ДОЛЕЦКАЯ: Я – здесь.

В.ПОЗНЕР: А вообще вы чувствуете, что есть… Некоторые опросы общественного мнения говорят о том, что особенно люди молодые, скажем, до тридцати, многие имеют такое чемоданное настроение. Кто-то говорит 22%, кто-то меньше, но все-таки. Это как?

А.ДОЛЕЦКАЯ: Это огорчительно. В любом случае. Огорчительно, когда люди, действительно, бросают свои родные паспорта и хотят уехать. Другой вопрос, Владимир Владимирович, я написала то, что вы… У нас какая-то передача под названием “I love you тебя на слове”, по-моему. Вы меня ловите на слове, а я пытаюсь из этого как-то найти среднее арифметическое.

В России он приобрел почти сразу негативный оттенок, о котором и говорит господин Марков и выражает таким образом мнение несомненного, я так думаю, большинства россиян, что в гламуре есть что-то отталкивающее. То ли вульгарность, то ли такой показ богатства. Нет?

А.ДОЛЕЦКАЯ: Показ богатства всегда (ну так, лет последние триста) в России считался дурным тоном. Поэтому этой ситуации никто не отменял, да? Я говорю сейчас о показухе. Ничего плохого в богатстве нет совсем. Просто, когда люди начинают этим кичиться, это, действительно, превращается в дурновкусие, что, в общем, не оправдывалось никогда. Это, действительно, пошло, это, действительно, нелицеприятно.

Потому что, если я не куплю, будут обо мне говорить: “Да что же это вообще за лох какой-то, который непонятно как одевается?” Разве это не так? Разве это не такая же вещь, эта мода?

А.ДОЛЕЦКАЯ: Владимир Владимирович, мы все с вами читали Эрика Берна “Игры, в которые играют люди”. Мода – это еще одна игра. Эта игра – одна из самых красивых игр, с моей точки зрения, в которую играет человечество. И она очень приятная, она имеет свои законы, она обставлена ритуальными всякими такими заборчиками, на которые вы сейчас так обращаете внимание. И это совершенно нормально. И люди любят играть в эти игры: и женщины, и мужчины. Другой вопрос – то, что вы заговорили о тенденциях. Сказали мне селедочку галстук – надо надевать селедочку.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *